Kz Ru En
|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента народу Казахстана

Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность

Только те народы,  которым удастся опередить будущее и решительно пойти навстречу вызовам,

а не стоять и ждать, окажутся победителями

ИЮНЬ. ШОС. КАК ЭТО БЫЛО…

 

 

Об итогах XVII Саммита руководителей стран, входящих в Шанхайскую организацию сотрудничества размышляет Константин СЫРОЕЖКИН, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктор политических наук, профессор.

 

ИНДИЯ +ПАКИСТАН =?

 

 - Константин Львович, обычно журналисты, аккредитованные на такие мероприятия, жалуются: не о чем писать. Протокольные улыбки, дежурные фразы. Но принятие в ШОС двух заклятых антагонистов - Индии и Пакистана - резко подняло градус встречи. Только ленивый не судачил на тему «Что бы это значило?».

- Результат есть, и его не оспоришь. Приняли. Вопрос как бы закрыт. Почему «как бы»? Меня удивило, что Астанинскую декларацию, которую приняли на этом саммите, новички не подписали. Почему-то на это не обратили внимания многие летописцы, повествующие об «историческом событии» данного мероприятия. Я бы с такой оценкой не торопился. Почему это произошло? Дело в том, что в этом документе есть положения о нераспространении ядерного оружия. Между тем обе страны не только явочным порядком вступили в «ядерный клуб», но, как известно, активно наращивают смертоносные запасы. И делают это, как говорится, без шума и пыли, пока прогрессивные СМИ всего мира кричат о «коварном Тегеране». По всей видимости, авторы декларации не учли этого факта. Хотя, возможно, имели место и иные резоны…

- Означает ли это, что теперь в ШОС появятся государства, которые что хотят, то и подписывают?

- Это абсолютно исключено. Все заявления политического, экономического и военного характера в организации принимаются консенсусом, после предварительных согласований каждого параграфа, каждой буквы. Но пока по непонятным для меня причинам Индии и Пакистану позволили не подписывать документ. Посмотрим, что будет дальше.

- До сих пор нет границы между двумя государствами в Кашмире. А только «линия контроля». Де-факто это линия прекращения огня и разъединения двух враждующих армий. Если не ошибаюсь, эту проблему ООН не может решить с 1947 года. То есть 70 лет. Теперь разделённый Кашмир станет головной болью ШОС?

- Главы государств надеются, что принятие Индии и Пакистана в ШОС поспособствует решению застарелого конфликта. Об этом говорили и Назарбаев, и Путин.

- Появились ли какие-то подвижки в экономических проектах ШОС? Или теперь все занимаются только инициативой Си Цзиньпина «Один пояс - один путь»?

- В Астанинской декларации говорится о том, что необходимо активизировать усилия по созданию Банка ШОС и Специального счёта ШОС. Но это, увы, всего лишь дежурные фразы. «Активизируемся» уже более десяти лет. От идеи никто не отказывается, но и претворять в жизнь не собирается. Вот такой парадокс. А вот встречу министров обороны стран ШОС накануне саммита я бы назвал неординарным событием.

 

ВСЕ КАК ОДИН – НА БОРЬБУ С ЭКСТРЕМИЗМОМ

 

 - Совещание министров обороны (СМО) и Совещание министров иностранных дел (СМИД) – это официальные структуры. Что вас удивляет?

- Если верить сообщениям журналистов, Россия и Китай чуть ли не намерены «дружить армиями». К ним готовы присоединиться и другие члены организации. Это довольно необычное и, я бы сказал, жёсткое заявление. Одно дело – проводить совместные антитеррористические учения. И совсем другое – совместные военные манёвры. Разрабатывать и испытывать новые виды вооружения. Это мои предположения. Не совсем понятно, как именно будет развиваться эта «дружба». Вообще это нехарактерно для ШОС. Поскольку Шанхайская организация сотрудничества - не военная структура, типа ОДКБ или НАТО. А сугубо мирная, как об этом говорилось не раз. Видимо, ситуация в мире заставляет перестраиваться на марше.

- Как на Западе восприняли встречу в Астане? Наши западные «партнёры» давно подозревали, что на рубеже ХХ и ХХI веков в Шанхае создано некое «азиатское анти-НАТО»…

- На удивление спокойно. Запад обеспокоен кризисом в Сирии и на Украине, проблемой терроризма в европейских столицах. Сближение Китая и России при Си Цзиньпине и Владимире Путине вполне ожидаемо. В том числе и в военной сфере. А поэтому по большому счёту никого не тревожит. И ещё один момент. В какой-то мере «военный совет» потерялся на информационном поле. Потому что в эти июньские дни в Астане произошло сразу несколько событий, и трудно определить, какое из них было важнее. Это официальный визит Си Цзиньпина в Казахстан. Саммит глав государств. Встреча министров обороны. Ну и, конечно, открытие ЭКСПО. «Жэньминь жибао» в одном из номеров посвятило всем этим событиям четыре больших материала, чего не делала никогда.

- Китайские коллеги из «Чайна дейли» сообщили мне, что в Китае вышла книга китайского лидера «Управление Китаем». Это произведение приурочено к саммиту и визиту китайского лидера в Казахстан?

 - Нет, сама книга появилась три года назад. В русском варианте называется «О государственном управлении». Там статьи и выступления товарища Си. Его фотографии – начиная с самых ранних. На одной он, к примеру, всего лишь скромный работник производственной бригады. Вернулся в Пекин из деревни в провинции Шэньси, чтобы навестить родственников. Снимок датирован 1972 годом.

- У меня она тоже на полке, на самом видном месте…

- Весьма полезное, интересное издание. В этом году к визиту председателя КНР её перевели на казахский язык.

- Вернёмся к саммиту. По какому направлению пойдёт организация? Станет военной структурой?

- Не думаю. Официально саммит был посвящён борьбе с терроризмом и экстремизмом. По этому поводу принято специальное коммюнике. Официальное название документа - «Конвенция ШОС по противодействию экстремизму».

- А вот заголовки в уже упоминавшейся газете «Чайна дейли». «Террористам будет негде укрыться на пространстве ШОС», «ШОС: повышение антитеррористических способностей и углубление сотрудничества в сфере безопасности».

- Отмечу, что «Концепцию…» мы увидим не скоро. Такова практика. Пока парламенты стран, входящих в ШОС, не ратифицируют конвенцию, обнародовать её нельзя. Нечто подобное принимали в Екатеринбурге. Но время прошло. Появились новые вызовы и новые угрозы.

 

ЭХ, ДОРОГА!

 

- Что нового в отношениях России и Китая кроме военной составляющей? Это наши соседи. Им хорошо, и у нас благополучно…

- Саммит российские СМИ комментировали спокойно, без пафоса. Я бы сказал – ровно. А вот перед встречей в Астане недостатка в язвительных комментариях не было. Россиян обижает тот факт, что великий сосед не желает «вкладываться» в их страну, несмотря на широкомасштабные заявления по поводу инициативы «Один пояс – один путь».

- Автомобильная трасса Западный Китай - Западная Европа могла бы стать визитной карточкой ШОС – как пример трёхстороннего взаимовыгодного партнёрства. На самом деле всё обстоит не так уж благостно. Дорога начинается в китайском Синьцзяне, бурными темпами строится в Казахстане, а затем практически обрывается у казахстанско-российской границы. Почему?

- Одна из загадок Шанхайской организации сотрудничества. Может, в России считают, что у них дороги соответствуют мировым стандартам? Это предположение мы отметаем сразу в силу его полной несостоятельности. Может, боятся, что по хорошим дорогам в страну хлынут товары народного потребления с ярлыком «Made in China», и это приведёт к закрытию сотен компаний? А может, просто экономят деньги? Так или иначе, российского «плеча» пока нет. Насколько мне известно, эта тема неоднократно обсуждалась между Казахстаном и Россией, в том числе и на высшем уровне. Пока безрезультатно.

- Несколько слов об Иране. Его никак не примут в ШОС. Кто против?

- Таджикистан.

 - В чём же дело? Вроде два соседних народа, говорят на близких языках. А общего языка найти не могут…

- Существует так называемый «казус Мухиддина Кабири». Он был руководителем Партии исламского возрождения Таджикистана. Партию благополучно разогнали. Кабири эмигрировал в Иран. Попросил там политическое убежище, которое ему предоставили. Сейчас он где-то в Европе. Интерполом он объявлен в розыск – по настоятельной просьбе Таджикистана. По-видимому, Эмомали Рахмон не может забыть обиду, которую ему нанесли соседи. Честно говоря, других резонов выступать против вступления Ирана в ШОС я не вижу. Хотя некоторые эксперты уверены, что иранский вопрос будет рассматриваться на следующем саммите. Он состоится в одном из городов Китая, к которому сейчас перешло председательство в ШОС.

 

Беседовал

Юрий КИРИНИЦИЯНОВ

Газета "Аргументы и факты" Казахстан